SOULINEN MUSE | Настя Калькаева

В рубрике 'Soulinen Muse', мы говорим с красивыми, интересными людьми о любви к себе и их самоощущении. Сегодня с вами Настя Калькаева, балерина, мама Вари и Васи.

 

Как бы ты описала себя одной фразой?

Я – человек. Я – мама.

У меня две дочки, и это самая важная часть моей жизни. Я выросла в гигантской семье –  у моих родителей семь родных детей и четырнадцать приемных. Папу и маму объединила любовь к детям, они передали ее нам.

 

Я не стремлюсь доказывать, что я не только мама. У меня есть любимая работа – балет, и любимое дело – фотография. Эти занятия я довольно комфортно встраиваю в жизнь своей семьи. Зимой я работала с Плющенко на Ледовом шоу «Лебединое озеро», также мои родные отпускают меня на гастроли в другие страны. Фотографирую я чаще всего своих детей или что-то другое, но вместе с ними.

Доверять себе

Что для тебя значит выражение «важно любить себя»?

Это банальная фраза, но каждому человеку действительно важно научиться любить себя. Был период, когда у меня это плохо получалось. Я тогда встретила своего мужа и полюбила его так сильно, что начала терять себя. Теперь я уверена, что никто не должен быть важнее тебя самого, даже дети, даже возлюбленный.

 

Нужно уметь слышать себя и слушать. Внутренний голос – очень умная вещь. И хотя его часто игнорируют, он всегда подводит к правильным решениям.

 

Прислушиваться к себе важно даже в малом: хочешь пить – попить, хочешь есть – поесть.

 

Если тебе нужно прибраться в квартире, а ты лежишь и понимаешь, что ну не можешь себя пересилить, – не мучить себя. Включить фильм, съесть вкусняшку, заботиться о себе, как о ребенке.

У меня всегда получалось быть в согласии с собой, но эта связь нарушилась, когда в восемнадцать лет я встретила своего мужа.

Я безумно в него влюбилась и какое-то время любила больше, чем себя. И это, конечно, гигантская ошибка.

 

Во-первых, я целиком растворилась в другом человеке, а ему это было не нужно – нужна была целостная я. Во-вторых, я отдавала так много энергии, что потом просто не могла ее восполнить. Но позже включилась самозащита - я почувствовала, что такая самоотдача уже влияет на мое здоровье. Когда посмотрела на это со стороны, мне стало себя жалко. Этот опыт большой любви оказался для меня очень полезным.

Я четко осознала, что должна быть у себя на первом месте, а все отношения и связи должны выстраиваться вокруг меня.

С детьми этого не повторилось, я расслабленная мама. Сейчас у дочерей много занятий в обычной школе и в школе искусств. Я решаю организационные вопросы, слежу за их графиком, но когда чувствую, что устала или устали они, могу пропустить уроки и не винить себя за это. Главное, чтобы мне было комфортно и хорошо.

 

 

Я позволяю себе не делать много вещей, которые делают другие родители. Например, не занимаюсь уроками старшей дочки, спрашиваю, напоминаю, но не сижу с ней. Мой организм так устроен, что не дает мне испытывать излишний стресс – у меня сразу начинает болеть голова, я чувствую физический дискомфорт и вовремя останавливаюсь.

Обеих девочек я рожала дома без врачей, рядом были только муж и мама. Я чувствовала, что это правильно, – других вариантов в голове просто не было.

Что помогло тебе лучше узнать себя?

Я с детства хорошо знаю себя, потому что рано научилась доверять себе.

 

Родители воспитывали меня так, что большинство решений я принимала самостоятельно, и у меня быстро сформировалась привычка прислушиваться именно к себе, а не к окружающим. Даже когда возник вопрос бросать мне балетную школу или остаться, я услышала от них: «Решай сама». Это была отличная тренировка.  

 

Обеих девочек я рожала дома без врачей, рядом были только муж и мама. Я чувствовала, что это правильно, – других вариантов в голове просто не было. И такой выбор можно было сделать только на стопроцентной уверенности. Разные жизненные ситуации доказывали, что мой внутренний голос всегда прав. Иногда я пыталась с ним договориться: «Понимаешь, тут такая ситуация, нужно потерпеть». Но результат этих компромиссов меня не радовал.

Красивый человек это какой?

 

Который живет в согласии с собой.

В женской красоте особая сила и энергия. И она так же рождается в гармонии с собой и природой. И если она есть, все это чувствуют, хотят подпитаться. Женская красота – это что-то более крутое. Она более разнообразная, сложнее, чем мужская. В ней любовь, которую все всегда ищут. Это нереальный мир, целый космос.

Ты чувствуешь себя красивой?

 

Да, я чувствовала это с детства. О моих родителях говорили: «А, это те, у которых красивые дети?»  Но мама с папой не акцентировали на этом внимание, поэтому звездной болезни у меня не было.

 

Недавно я фотографировала старшую дочку и младшая Вася спросила: «А я что, некрасивая?».  И я поняла, что мне нужно уделять этому внимание, так выстраивать наши отношения, чтобы она не сомневалась в себе.

 

Это не значит, что день и ночь нужно твердить ребенку: «Ты лучшая». Я знаю много людей, которым всю жизнь так говорили, и это печально на них отразилось. Главное, самим не сомневаться, что твой ребенок самый-самый.

 

Любому человеку нужна своя волна, на которой время от времени можно поплавать.

Твое творчество и любовь к себе как-то связаны?

Да, для гармонии творчество необходимо.

Я рада, что в моей жизни достаточно творческих занятий и семья меня в этом поддерживает. Сейчас это в первую очередь фотография. Это особенный для меня процесс, и я могу заниматься им вместе с дочками. Мне кажется, что они специально родились для моих фотографий.

 

Балет я тоже стараюсь регулярно добавлять в свою жизнь – это моя профессия, и я ее очень люблю. Еще я люблю бывать на природе, так я тоже наполняюсь творчески. Это как ходить в музей. Мой папа привил эту любовь.

 

 

Над чем в себе ты бы хотела поработать?

 

У меня завышенное чувство справедливости – я не побоюсь расстаться со своей работой, если увижу, что там ущемляют права других людей, буду за них бороться. Хочу научиться понимать, когда это действительно нужно делать, а когда нет.

 

Хочу супер-силу, которая бы позволяла мне любить своих врагов. Я не очень разбираюсь в людях – всем доверяю, а потом часто разочаровываюсь. Не знаю, можно ли и нужно ли менять мою открытость, но было бы здорово реже расстраиваться из-за других.